Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Fayum

Прерии Канзаса. Чтобы не забыть. Путь пионеров

Возвышенность, High Planes.

Выехав из Иллинойса, начинаешь постепенно, медленно-медленно подниматься.
Как-то незаметно -- чуть-чуть в горку, потом чуток вниз, а потом опять в горку.
И в какой-то момент осознаешь, что уже находишься очень-очень высоко --
тысячи полторы метров над уровнем моря уж точно.
А вокруг невероятные просторы, глазу упереться не во что -- мягкие холмы, да поля.
Поля, поля, поля.
Довольно страшно это, куда ни посмотришь, кукуруза и соя, Монсанто,
гордо вывешенные названия гибридов.
Иногда встречается рапс (из которого масло канолы) и подсолнухи.
Целые огромные поля подсолнухов, но не Ван Гог,
а черные опущенные головы уже созревших и облетевших цветов.
Видели фазанов, вот таких красавцев.

Видели тучи, страшенные облака пыли, сносимого ветром плодородного слоя земли.
На прериях раньше росли травы, ковыль, перекати-поле
(его тоже видели, перекатывается себе через дорогу).
Прерии распахали, засадили сельскохозяйственными культурами.
А плодородный слой земли там очень тонок - от силы полметра, а снизу камень, скалы.
И вот этот тонкий слой продолжают истощать кукурузой
(которая высасывает из почвы дикое количество питательных веществ)
и пахать-боронить.
Естественно, с тех полей, которые еще не засажены,
почву сдувает сильным ветром, который там, на такой высоте, всегда.

А вообще все время кажется, что вот-вот из этой пыли вылетит племя индейцев на лошадях,
в погоне за нашей четырехколесной повозкой, пусть и ведомой двигателем внутреннего сгорания.
В конце концов, мы едем по старому пути пионеров.
Cook

Ляо Чжай. Искусство "Железной рубахи"

Мусульманин Ша изучил искусство силача "Железной рубахи". Сложит пальцы, хватит - и отрубает быку голову. А то воткнет в быка палец и пропорет ему брюхо.
Как-то во дворе знатного дома Чоу Пэн-саня подвесили бревно и послали двух дюжих слуг откачнуть его из всех сил назад, а потом сразу отпустить.
Ша обнажил живот и принял на себя удар. Раздалось - хряп! - и бревно отскочило далеко.
А то еще, бывало, вытащит свою, так сказать, силу и положит на камень. Затем возьмет деревянный пест и изо всех сил колотит. Ни малейшего вреда!
Ножа, однако, боится.